W
NW
N
N
NE
W
the Degree Confluence Project
E
SW
S
S
SE
E

Russia : Yamalo-Nenetskiy avtonomnyy okrug

33.9 km (21.1 miles) NNE of Tou-Pugol, Yamalo-Nenetskiy avt. okrug, Russia
Approx. altitude: 265 m (869 ft)
([?] maps: Google MapQuest Multimap world confnav)
Antipode: 67°S 113°W

Accuracy: 13 m (42 ft)
Click on any of the images for the full-sized picture.

#2: View to the east #3: View to the south #4: View to the north #5: Our coordinates #6: Confluence 67N_67E #7: Assoult crew #8: Before the start / Перед стартом #9: 3.5 km to the target. Midnight / Полночь в 3,5 км до цели

  { Main | Search | Countries | Information | Member Page | Random }

  67°N 67°E (secondary) 

#1: View to the west

(visited by Ivanov Andrey and Antonenko Igor)

English

22-Июнь-2007 – Решение идти именно на эту точку именно в этот день созрело быстро и настойчиво всего за четыре дня до намеченной даты. 22-е июня – верхушка лета, день летнего солнцестояния. У нас в заполярье – разгар полярного дня. Светло круглосуточно. Кроме того, сразу напрашивается ассоциативный цифровой ряд: июнь седьмого года (06.07) и точка координат с целочисленным значением 67°N67°E. Теперь уже 67-й год пошел с 22.06.1941. Никакой политики, все глубоко личное для каждого из нас. Просто, готовясь испытать себя в этот день, мы помнили о том, в какой день это будет происходить. Говорить на эту тему больше, пожалуй, неприлично. Итак...

От Салехарда на автомобиле до переправы. Затем на пароме через Обь. Далее через станцию «Обская полярная» по строящейся автодороге в сторону пос. Бованенково. 50 километров до моста через речку Лаптеган. 50 километров на автомобиле вроде и не далеко, но пословица о том, что эти километры черти кочергой мерили, вспоминалась не раз. Дорога – насыпь из гравия без асфальтового покрытия. В самых что ни на есть российских традициях. В тундре в низинах еще лежит снег. Слева от дороги красивейшие виды на вершины Полярного Урала. Видели северных оленей, полярную сову, зайцев, на одном озерке отдыхала после перелета пара белых лебедей.

За мостом через Лаптеган, на левом берегу участники экспедиции разделились. Кривулин Владимир Борисович (отец) и Кривулин Игорь Владимирович (сын, 12 лет) остались в "базовом лагере". А "штурмовая группа" в составе Иванов Андрей Валериевич и Антоненко Игорь Владимирович двинулась на юго-восток к точке
67°N67°E. Путь с дороги строго на восток чуть короче, но мы выбрали этот, потому что при изучении карт и космических снимков место представлялось более высоким и предположительно менее топким. По прямой предстояло пройти 10 километров. Но прямых дорог в тундре нет. Если по асфальту, то 10 км преодолевается не спеша за два часа. Но тот, кто первым в Одессе сказал «Две большие разницы», тот наверняка был в тундре и имел в виду именно разницу между асфальтовой дорожкой и поверхностью тундры.

Описывать красоты весьма тяжело. Неописуемо. Ночью ярко светит солнце. В кулуарах обрывистых берегов лежит снег. По тундре в виде обелисков стоят каменные зубцы. Текут бесчисленные ручьи, которые приходится переходить вброд. За спиной красный диск солнца катится по снежным вершинам Полярного Урала. Справа обрывистые берега Лаптегана. Тундра под ногами все время меняется, то большие каменные завалы, едва покрытые лишайниками, то топкие, сильно подболоченные места, заросли карликовой березы, ольхи и ивы сменяются ковром из багульника, брусники, ягеля (олений мох). Все это прорезано множеством ручьев и ручейков, два из которых оказались весьма крутого нрава. При переходе вброд устоять на ногах было даже очень непросто.

Примерно с середины пути река делает поворот на юг. Далее путь по всхолмленной тундре особенно трудный, топких заболоченных участков стало больше. Мы знали, что со стороны Воркуты движется ненастье и дождь, все метеоресурсы Интернета об этом говорили в один голос, потому приходилось поторапливаться. Время от времени проверяли направление движения по навигатору. Самое сильное впечатление – это ощущение параллельного мира. Мира, где нет никаких мегаполисов, Интернета, и всего прочего. Ощущение что за этой сопкой откроется следующая, а за ней еще одна и так будет повторяться всегда. И мы вообще в этом мире одни. И надпись «нет услуг» на экране мобильника – это тоже навсегда. И только пищащий время от времени GPS навигатор возвращал уверенность в том, что есть... есть и Интернет, и мегаполисы, и люди еще, кроме нас, есть, и тундра не бесконечна. Но рассчитывать нужно, все равно, только на себя. Главное – не подвернуть ногу на мокрых, покрытых лишайниками валунах. На одном участке большой пласт вечной мерзлоты на берегу ручья как бы выдавлен из земли наружу. Рядом небольшой черный провал, в этот провал с шумом срывается весь поток ручья и исчезает под землей. На некотором отдалении ручей снова появляется на поверхности и бежит себе дальше. Тундра между этими двумя точками просела, указывая линию по которой он течет. Обходим это чудное местечко стороной. Все чаще попадаются участки слежавшегося мокрого подтаявшего снега в низинах между сопками.

Последние 800 метров пути я запомню навсегда. То ли от усталости, то ли рельеф какой-то особенный, но пришлось особенно тяжко. Метрах в 200-х от точки есть ледяная линза вечной мерзлоты, выступающая прямо на поверхность, диаметром примерно 10 метров. Точка 67°N67°E находится на левом берегу небольшого сильно заболоченного ручья, тундра покрыта рельефными кочками. На кочках ягель, редкие кустики багульника, брусника, стелящаяся по земле карликовая береза. Между кочками нога проваливается в мокрый и топкий грунт. Как только мы, покружив с навигатором по тундре, удостоверились, что мы на точке, пришлось героически бороться с сильным желанием повалиться спать и оставить фотографирование на потом. Хорошо, что побороли в себе этот соблазн. Достали вымпел Салехардской окружной больницы (мы оба врачи этой больницы) и сделали все нужные фотографии. Вскипятили воды из ручья на газовой горелке, заварили чаю. Поставили палатку. Подходящая не очень горбатая кочка, на которой можно уместиться вдвоем оказалась прямо на пересечении. Достали спальные мешки, и наступило блаженство.

Через пять часов проснулись. Лил дождь, низкие облака, гор не видно. Сильный ветер. Обратный путь под непрерывным дождем. В рюкзаках мокрая палатка, мокрые спальники, мокрая одежда. В сапогах полно воды. На обратном пути я живо представил, как именно здесь не так уж давно шли под конвоем пешим этапом ГУЛАГовские зэки на молибденовые рудники Полярного Урала. Что это было такое и как это было, видимо, уже теперь никому не понять. Можно лишь отдаленно догадываться.

Примерно метров с 700 до нашего базового лагеря мы стали палить вверх из ракетницы и с радостью заметили, что взвился дымок над лагерем. Припас таки Борисович сухих дров, разогревает что-то. И была уха, и был обед под дождем от дождя ничуть не менее вкусный. И был тост за верхушку лета, за день летнего солнцестояния, за преодоление трудностей, за открытие новой конфлюэнции 67°N67°E и за скорбную дату в истории Отечества нашего, 22-го июня. Будем помнить.

English

22-Jun-2007 – The decision to go to this confluence on this particular day was made just four days before. June 22 is the summer solstice and here in the polar circle the polar day is in full swing, the sun shines 24/7. The date has added significance since June 07 (6/7) coincides with the coordinates of the point 67°N67°E. It’s also the 67th year since 22.06.1941, a date that had significance for each of us. Needless to say, there was deliberate choice of this particular day.

We started out from Salekhard by car to the river. Then, there was a ferry across the river Ob’. Then, through the Obskaya Polyarnaya station in the direction of settlement Bovanenkovo – 50 km to the bridge across the river Laptegan. Fifty kilometers by car doesn’t seem like far, but the conditions were rather frustrating. The gravel road seemed made in the best of Russian traditions. There were still patches of snow in the tundra; to the left of the road there was a breathtaking view of Polar Ural mountains. Along the road, our discoveries included reindeer, a snow owl, hares, and a pair of white swans on a lake.

Once we crossed the bridge over Laptegan, our expedition split. Vladimir Krivulin and his son Igor Krivulin (12 years old) stayed behind to set up a camp. The rest of us, Andrei Ivanov and Igor Antonenko, started out in the southeast direction towards the point 67°N67°E. Straight path to the East was shorter, but we chose our way, because it passed through higher places, as we’ve learnt from maps and satellite view. We hoped it would be less boggy. We had 10 kilometers ahead of us. But there are no straight roads in tundra. No doubts that the tundra surface is not an asphalt road.

It’s very difficult to speak about beauty of nature. It’s indescribable. The night is lit up by a bright sun. There is snow in flexures of precipitous river’s banks. There are rocky jags around tundra, they stand as obelisks. The red Sun disk rolls over snowy peaks behind us. Precipitous Laptegan’s bank is on the right. Tundra is constantly changing: sometimes there are rocky blockages hardly covered by lichens, sometimes there are swampy places. Brushwood of dwarf (Arctic) birch, alder and willow give place to a carpet of Labrador tea, red whortleberry and reindeer moss. All the terrain is indented by numerous streams and brooks; we had to force a crossing them. Two of them were rather temperamental. To keep on foot while crossing them was not an easy task.

About in the middle of the way, the river made a turn towards the south. After this, our path on hilly tundra became more difficult, the swampy areas – more frequent. We knew that there was a storm coming from the direction of Vorkuta, all weather forecasts Internet sites told that in a one voice, so we had no time to lose. From time to time we checked our bearings against the GPS. There was a feeling that we were in a parallel universe – one without cities, Internet, etc, that we are absolutely alone, and that after this hill there will always be another and another. And that there will always be the “No service” announcement on our phones. The only reminder of reality was the beeping of the GPS. It confirmed the existence of large cities, Internet, other people… and our confidence in finiteness of tundra. Yet, we had nobody else to rely on but ourselves. We had to keep in mind the importance of not getting injured on the wet rocky crags. In one place there was a large permafrost stratum embossed outside the ground near the riverbank. And there was a small black gap nearby, the entire brook stream falls down the gap and disappears under the ground. At some distance the brook reappears on the surface and runs further. Tundra slumps a little between those two points indicating the line where the brook flows. We went around that eerie spot. The places with compressed wet thawed snow were more frequent met with.

I will remember the last 800 meters for the rest of my life. Whether it was the fatigue or the specifics of that particular terrain, this last part was especially difficult. About 200 meters away from the CP there was an icy patch of permafrost about 10 meters in diameter. The 67°N67°E point was located on the left bank of a small stagnant swamped creek. Surrounding tundra is covered by relief tussocks. There were reindeer moss, thin Labrador tea bushes, red whortleberry and Arctic birches on tussocks. Our feet collapsed in wet swampy soil between tussocks. As soon as we, having circled a bit with our GPS, made certain we were at the exact spot, we had to suppress the desire to crash right there and sleep, leaving the photos until later. Good thing we contained that urge, got out the pennant of the Salekhard District Hospital (both of us being doctors there) and took all the necessary photographs. Then, after boiling some water from the creek on a gas stove and having tea, we set up the camp. Our tent happened to be right on the confluence point. We took out our sleeping-bags… and we were in perfect bliss.

After five hours we woke up to a rainstorm and strong wind. The trip back had to be made under constant rain. The wet tent, sleeping bags, and clothes had to be carried on our backpacks; our boots were full of water. I acutely imagined how Gulag prisoners went here under escort towards molybdenum mines of Polar Ural. I think nobody can understand now how and what it was; one can only roughly suspect.

About 700 meters away from the base camp, we fired a flare and contentedly noted a fire going on immediately. And then there was fish soup, and there was lunch in the rain, which made it none the worse. And there was a toast to solstice, to success in our trials, to the discovery of the new confluence 67°N67°E, and to the sad date in the history of our Homeland, June 22. We will remember.

Thanks for Nina Ivanova. She partially translated this story.


 All pictures
#1: View to the west
#2: View to the east
#3: View to the south
#4: View to the north
#5: Our coordinates
#6: Confluence 67N_67E
#7: Assoult crew
#8: Before the start / Перед стартом
#9: 3.5 km to the target. Midnight / Полночь в 3,5 км до цели
ALL: All pictures on one page (broadband access recommended)